История промысла морских котиков

Морской промысел котиков у берегов Камчатки одним из первых описал Степан Крашенинников (1755). По его словам, местные жители промышляли морских котиков весной и в сентябре в небольшом количестве возле р. Жупановой и Кроноцкого мыса, причем весной добывали почти одних беременных самок. Котиков отыскивали на байдарах и били небольшими копьями-гарпунами, к которым привязывался длинный ремень, чтобы подтягивать раненого зверя к борту и добивать.

Первое описание жизни котиков на местах размножения было сделано участником экспедиции Витуса Беринга Вильгельмом Стеллером. На побережье о-ва Беринга участники экспедиции осуществляли забой котиков, мясо которых шло им в пищу.

В первую половину XVIII в. котики не имели большой ценности ни как меховой, ни как кожевенный, ни как пищевой товар. Они заметно уступали по значимости даже сивучам и тюленям, не говоря уже о голубых песцах и каланах. Поэтому посещавшие острова промышленники вплоть до 1780 г. вывозили в среднем ежегодно не более 2 тыс. котиковых шкур.

Спрос на котиковый мех появился после того, как одному из самых предприимчивых купцов — Г. И. Шелехову — удалось организовать массовый вывоз шкурок в Китай.

С 1780 г. на Командорских островах начали заготавливать ежегодно уже по 20-30 тыс. и более шкурок. Поскольку в это время объектом промысла были перелинявшие молодые, выбивавшиеся без учета пола, то лежбища быстро иссякали и через десяток-другой лет не давали большой добычи. К этому времени основательно познакомившиеся с Алеутскими островами промышленники-мореходы стали обращать внимание на прохождение котиков через западные проливы Алеутской гряды. В июле 1786 г. штурман Г. Прибылов проследил путь движения котиков к северу и в туманной мгле Берингова моря открыл неизвестные острова, получившие впоследствии его имя. На о-вах Прибылова были обнаружены колоссальные запасы котиков, тысячи каланов, сивучей, моржей и голубых песцов.

С этого периода основной котиковый промысел ведется на этих вновь открытых лежбищах сперва Уналашкинской (с 1791 г.), а через два года Североамериканской компаниями. В конце века, в 1799 г., 20 купцов, соединив капиталы, положили начало самому крупному объединению — Российско-американской компании, действовавшей до 1867 г. Крупнейшими акционерами компании долгое время состояли русские цари.

Объем промысла котиков за период деятельности Российско-американской компании составил более 2560 тыс. голов, главным образом с о-вов Прибылова и Командорских. Большое число котиковых шкур, скопившихся на складах компании, сгнивало, излишки шкур для поддержания высоких цен сжигали или топили в море. Например, около 700 тыс. котиковых шкур было уничтожено в 1803 г. В Уналашкинском порту еще в 1809-1812 гг. сушеными шкурами топили бани и печи.

Хищнический забой сеголетков приводил к быстрому оскудению котиковых лежбищ на всех островах, поэтому в начале века стали вводить полные запреты промысла — запуски. Например, такие запреты были неоднократно установлены для о-вов Прибылова и Командорских островов в начале 20-х и 40-х гг. XIX в.

После продажи царским правительством в 1867 г. Аляски (в том числе о-вов Прибылова и Алеутских) США и прекращения деятельности Российско-американской компании Командорские лежбища подвергались набегу разного рода авантюристов, спаивавших местное население и вымогавших за водку котиковые шкурки.

В 1871 г. промысел котиков на островах Командорских, Прибылова и Тюленьем был передан на 20 лет в аренду компании «Гутчинсон, Король и К°», которая смогла восстановить запасы котиков с одновременным сохранением высокой добычи. По данным В. Хабарова (1941), за весь срок своей деятельности с 1871 по 1890 г. на Командорских островах компания добыла 631 764, а на о-ве Тюленьем — 26 059 котиков. За то же время с о-вов Прибылова ею было забито на шкурку 1 977 377 котиков.

С 1891 г. Командорские лежбища передаются в ведение Русского товарищества котиковых промыслов, которое за 10 лет добыло здесь 188 390 котиков. В этот период начинается резкий упадок лежбищ. Численность котиков катастрофически снижается. Сокращаются запасы котиков и на о-вах Прибылова. Здесь за 20 лет, с 1891 по 1910 г., добыто 342 651 котик; на лежбищах к концу срока насчитывалось всего 134 тыс. голов. К 1910 г. численность котиков упала до 15 тыс.

История котиковых лежбищ о-ва Тюленьего и Курильских островов, открытых во второй половине прошлого века, также полна трагических страниц. Если запасы котиков о-ва Тюленьего к 1910 г. насчитывали около 7 тыс. голов, то Курильские лежбища были опустошены еще в конце XIX в., и здесь встречались лишь единичные звери.

От окончательного истребления котиков Северного полушария спасли меры, принятые совместно Россией, США, Японией и Англией (Канадой). В 1911 г. эти страны заключили Конвенцию об охране котиков и запрете их промысла, которая действовала по 1941 г.

За более чем полуторавековую историю промысел котиков претерпел существенные изменения. В первые 80 лет забивали исключительно молодых серых котиков в возрасте 3-4 месяцев, причем шкурку снимали в основном со спины.

После очищения от жира шкурки даже сушили при ненастной пасмурной погоде в специальных сушильнях (Тихменев, 1861). Это и позволяло использовать сушеные шкурки при их массовом уничтожении в 1803 и последующих годах в качестве топлива. Засолку котиковых шкур стали производить со второй половины XIX в.

Убедившись, что регулярный выбой сеголетков очень быстро сказывается на численности котикового стада, руководители Российско-американской компании уже с 1822 г. начали требовать забоя только 2 и 3- летних самцов-холостяков. Таким образом, еще 150 лет назад были заложены основы рационального использования котиков, однако настоящего котикового хозяйства еще не велось. В частности, не учитывали запасов и не устанавливали норм выбоя холостяков. К тому же, местному населению разрешалось брать себе на еду серых котиков, раненных в октябрьские штормы (Суворов, 1912). На деле это приводило к выбою многих сотен голов молодняка, которых списывали как найденных павшими. Очень сильно осложнялось ведение организованного использования котиков из-за морского промысла.

Морской промысел стал зарождаться с 1871 г. и в течение первого десятилетия не превышал, по Л. В. Бойцову (1934), 7% от берегового. В следующее десятилетие его доля возросла до 25%, а к концу столетия почти 75% всех котиков добывали в море. С 1879 по 1909 г., как сообщает Бакер (1957), было забито в море свыше одного миллиона котиков. Кроме того, большое число животных погибло от ран. Морской промысел из-за проведения его на местах летней кормежки или у мест зимовки котиков обладал опасной избирательностью: около 80% забитых животных составляли самки.

Флотилии Японии, Англии и Северной Америки, занимавшиеся морским боем котика, достигали в 1894 г. в общей сложности 100 судов. В их составе были паровые и парусные суда не более 100 т водоизмещением и экипажем из 20-22 человек. Такие суда занимались поисками котиков на местах кормежек, миграции или зимовок. При обнаружении достаточно концентрированного скопления зверя на воду спускалось около 6 шлюпок, с гребцом, рулевым и охотником на каждой. Шлюпки расходились веером на расстояние до 2 миль одна от другой. Обычно к котикам охотники приближались на парусах или веслах, обитых кожей, и с уключинами, обмотанными веревками. Стреляли зверей картечью. На судно шлюпки возвращались вечером или при наступлении туманной или штормовой погоды.

В последнем десятилетии XIX и начале XX в. японские шхуны, не ограничиваясь морским боем, производили тайные высадки охотников на береговые лежбища. Здесь они без разбору били всех котиков, уничтожая большое число щенков. Заметим, что основной урон как во время морской охоты, так и при набегах наносился лежбищам Командорских островов.

Все способы борьбы с морским хищничеством при промысле котика оказались безрезультатными, поскольку места нахождения зверя, как правило, приурочивались к нейтральным зонам, не ближе 20 миль от берега. Однако, по мере того как общие запасы котиков катастрофически сокращались, морская добыча оказалась экономически невыгодной. Для всех стран, в той или иной степени занимающихся котиковым промыслом, встала проблема восстановления запасов котиков.