Соседи и конкуренты морских котиков

В районах современного обитания котиков на продуцирующих лежбищах соседями .котиков и в какой-то мере их конкурентами выступают довольно многие животные. Мы хотим обратить внимание на взаимоотношения этого вида с видами, наиболее тесно соприкасающимися с котиками.

Котиковые лежбища на о-вах Прибылова, о-ве Медном и Тюленьем часто располагаются у подножия скал, на которых гнездится шумное пернатое сообщество морских колониальных птиц. Например, на плато, возвышающемся над берегами о-ва Тюлений, гнездятся сотни тысяч кайр, по обрывам располагаются гнезда моевок (Rissa tridactyla) и тихоокеанские клуши. Неумолчный гомон птичьего базара сливается с ревом котикового стада в единый хор. Кайры то и дело срываются вниз со скалы и, пронесясь над самыми головами котиков, улетают за добычей в море. Звери почти не реагируют на подобное соседство. Легкая тревога, возникающая на лежбище среди холостяков при массовом слете спугнутых сборщиками яиц тысяч кайр, быстро прекращается. В дальнейшем котики могут вытеснить птиц с плато. По данным Кениона (1965), на о-вах Сивучьем и Моржовом (о-ва Прибылова) за последние 20 лет под влиянием котиков и сивучей стали резко сокращаться гнездовые колонии кайр и серокрылых чаек (Larus glaucescens). По той же причине почти не гнездятся птицы и на занятых этими зверями скалах о-вов Ловушки и Среднева. По сообщению Т. Ю. Лисицыной, на о-ве Тюлений молодые котики-сеголетки в период спуска на воду птенцов кайры, пока те проплывают мелководье перед лежбищем, играют с ними и нередко губят кайрят, потопляя их. Однако большинство птичьих колоний недоступно котикам. На о-вах Медном и Георгия близ лежбищ котиков располагаются гнездовья глупышей (Fulmarus glacialis), бакланов (Phalacrocorax), топориков (Lunda cirrhata), ипаток (Fratercula corniculata), конюг (Aethia), чистиков (Cepphus grylle), красноногой (Rissa brevirostris) и черноногой моевок, серокрылых чаек, а также других птиц. Здесь же гнездятся юркий крапивник (Troglodytes troglodytes), ворон (Corvus согах), яркая пуночка (Plectophenax nivalis) и алеутский сокол, самый крупный из всех подвидов (Falco peregrinus pealei). Кое-когда весной над котиковым лежбищем на о-ве Беринга разносится голос и кукушек.

Весной и особенно осенью у котикового лежбища можно часто встретить пролетных куликов. Особенно любят бродить между отдыхающими зверями морские песочники (Calidris maritima) и камнешарки (Агепаria interpres). Последние постоянно выискивают и склевывают личинок мух и гельминтов из экскрементов котиков.

Утиные стаи обычно не задерживаются близ лежбища, но иногда утомленные перелетом нырки или шилохвости (Anas acuta) на час-другой присядут на мелководье и невозмутимо покормятся рядом с плавающими котиками.

Из постоянных птичьих посетителей лежбища надо указать на серокрылых чаек и воронов. Чайки особенно непринужденно бродят возле котиков, склевывают отрыгнутые остатки пищи, ждут родов, чтобы утащить послед и тем самым исполнить долг санитара. Рожающая матка нередко слегка огрызается на птицу, но чайка имеет большую выдержку и равнодушна к угрозам. Вороны, напротив, более пугливы, но им нередко надоедает быть только санитарами — зазевавшемуся детенышу они могут выклевать глаза. В начале июля 1969 г. на юго-восточном лежбище автор насчитывал до 14 воронов. Рои мух, вьющихся над котиковым лежбищем привлекают крапивника, пуночек и сибирского конька (Anthus gusfavi).

В тех местах, где к лежбищу примыкают многочисленные надводные камни, для совместного отдыха их используют бакланы, чайки, каменушки (Histronicus histronicus) и котики. Мне ни разу не приходилось наблюдать, чтобы котик бросился на птиц. Точно так же обычно спокойны бывают и плавающие рядом с котиками чайки, кайры, чистики, бакланы и глупыши. Случается, что глупыши вместе с котиками кормятся подгоняемыми к берегу медузами.

На берегу с котиками соседствуют из наземных хищников только голубые песцы (Alopex lagopus). Они встречаются с котиками лишь на Командорских и Прибыловских лежбищах. Песцы выступают в разных ролях. В настоящей главе мы отметим их в районах крупных лежбищ как санитаров, подбирающих последы и поедающих павших щенков котиков. Невозмутимое расхаживание по лежбищу песцов указывает на то, что котики их не боятся, а если и обращают внимание, то на самое короткое время. Иногда в период размножения секач, фыркнув, заставляет зверя отпрыгнуть в сторону. Но в следующее мгновенье юркий песец проходит под носом этого же секача к намеченной цели.

На Командорских островах на Северное котиковое лежбище о-ва Беринга порой забегали сорвавшиеся с привязи ездовые собаки, но не было случаев, чтобы они нападали на щенков котика и загрызали их.

Из ближайших соседей котиков на лежбищах в настоящее время следует отметить калана (Enhydra lutris), ларгу (Phoca vitulina largha), островного тюленя (Phoca vitulina richardi) .и акибу (Phoca hispida) и главным образом сивуча (Eumetopias jubatus). В далекие годы XVIII-XIX вв. на о-вах Прибылова, по данным И. Вениаминова (1840), обитало громадное количество моржей (Odobaenus rosmarus), на которых стали охотиться и которых в XIX в. истребили здесь полностью. Сейчас единичные моржи иногда появляются на берегах Командорских островов, но на котиковых лежбищах не отмечены. Столь же редкий гость этих берегов и лахтак (Erignathus barbatus).

Каланы наиболее часто встречаются с котиками на о-ве Медном близ Юго-восточного, Чажного и Урильего лежбищ. Взрослые каланы терпимо относятся к котикам и даже вылезают на камни вместе с ними. Точно так же в летнее время до ста и больше самцов каланов отдыхают на мелководье близ лежбища среди тысяч плавающих и спящих на воде котиков. Зато самки калана с детенышами соседства котиков не выносят. Лишь только котики приходят из зимних странствий к лежбищу и начинают резвиться близ плавающих здесь самок каланов, как те, подхватив щенят себе на грудь, уплывают в более спокойные бухты.

При дальнейшем росте котикового стада на о-ве Медном, может быть, и произойдет обострение отношений между этими видами. Серьезными конкурентами считать калана и котика нет оснований, так как заметную долю в пище первого составляют брюхоногие моллюски, крабы и морские ежи, а у второго — пелагическая рыба и кальмары. К тому же основные места питания у котиков и каланов различны.

Обыкновенный тюлень, или ларга, рядом с котиками встречается часто, но в больших количествах скоплений на котиковых лежбищах не устраивает. Самое большое число тюленей, насчитанное автором в районе котикового лежбища на о-ве Медном, не превышало одного десятка. Главным образом, это были тюлени так называемой геофильной расы ларги, описанной А. Н. Белкиным (1964) как новый вид — антур. Прямого антагонизма антура с котиками не отмечалось. Поскольку общая численность этих тюленей невысока, особенно в районах котиковых лежбищ и их мест кормежки, то как конкуренты они не имеют значения. Возможно, антуры выступают как носители гельминтозных и инфекционных заболеваний.

Небольшой тюлень акиба, или кольчатая нерпа, — редкий гость у котиковых лежбищ, и ни о каком серьезном воздействии на котиковое стадо с его стороны говорить не приходится.

Наиболее сильное влияние на котиков могут оказать лишь сивучи. Сивучи — ближайшие родичи котиков по семейству ушастых тюленей. В районах почти всех современных лежбищ котика они собираются в большие скопления, доходящие до нескольких тысяч особей.

Впервые взаимоотношения морских котиков и сивучей наблюдал и описал выдающийся натуралист Г. В. Стеллер. Он сообщал о заходах сивучей в стада котиков и заигрывании их с матками и детенышами, отмечая, что котики «уступают им место, ничем не осмеливаются мешать».

Нежелательность присутствия сивучей в районах котиковых лежбищ признавалась еще в начале прошлого века, в результате чего Российско-Американская компания распорядилась об их уничтожении на о-ве Тюленьем и Командорских островах. Сходное отношение к сивучу проявилось и на о-вах Прибылова, где сивучи были выбиты и перестали образовывать гаремные лежбища.

Очень многие исследователи отмечали вредную сторону деятельности сивучей на котиковых лежбищах Курильских и Командорских островов. Так, С. А. Тихенко (1914) писал, что «одним из наиболее вредных животных, способных помешать нормальному ходу возникновения лежбищ, японцы считают сивуча и предпочитают уничтожить его близ котиковых лежбищ».

Сравнительно недавно зоолог А. Н. Белкин (1966) на о-вах Ловушки наблюдал в июне жестокую драку сивучей и трех одновременно вышедших на скалы секачей-котиков, имеющих намерение занять гаремную площадь. Сивучи напали на секачей, причем в драке участвовали и самцы и самки сивучей, оставившие своих детенышей. С громким ревом они бросались на котиков, окружили каждого из них плотной стеной по 7-10 особей и принялись кусать. Несмотря на отчаянное сопротивление, котики, спустя 4 минуты, обезумев от ран, прямо по телам сивучей бросились в море, не задерживаясь и не отвечая на покусы.

С другой стороны, С. К. Клумов (1957) сообщал, что там же после окончания размножения в августе никаких драк между сивучами и котиками не замечалось. Спорным считали вопрос о вреде сивучей на котиковых лежбищах В. Ф. Мужчинкин (19646) и А. С. Перлов (1968).

Что касается взаимоотношений этих видов в море, то можно указать на возможность конкурентности между ними лишь в летнее время — зимой районы их распределения различны.

На гаремном лежбище котиков сивучи занимают удобную площадь и лежат весьма плотной массой, затрудняя секачам распределение участков под будущие гаремы. Большое скопление сивучей вдоль полосы прибоя мешает нормальному привалу маток, которые не всегда решаются преодолевать подобный барьер.

Внутренний уклад жизни продуцирующего котикового лежбища направлен к устранению излишней сутолоки, следствием которой является гибель молодняка. Сивучи же вносят нарушения в жизнь гаремов и не только тем, что занимают места. Отдельные сивучи-холостяки проникают в скопления маток, разгоняют их. Кроме того, значительно более крупные сивучи при бегстве в воду давят иногда детенышей котика. Косвенно сивучи вызывают гибель котиков тем, что, занимая благоприятные участки побережья, вынуждают устраивать гаремы в завалах камней или в зоне заплеска.

Сивучи мешают проводить котиковый промысел, когда смешиваются с перегоняемыми на забойную площадку котиками-холостяками. При перегоне сивучи идут медленно, затягивают проведение промысла и нередко давят и кусают котиков. На холостяковых лежбищах сивучи заметного вреда котикам не причиняют, однако вытесняют их на труднодоступные для организации промысла участки побережья.

В последние годы на Командорских островах численность сивучей заметно увеличивается. По данным В. Е. Пинигина (1972), сейчас здесь залегает до 11 тыс. этих крупных тюленей. Следует отметить также, что сивучи обычно стремятся вылезать в районах лежбищ котика. После образования нового Северо-западного лежбища котиков сивучи появились в значительных количествах и здесь. Летом сивучи стали устраивать постоянные лежбища и на Урильем лежбище котиков.

Нельзя не подчеркнуть и эпизоотологического значения сивучей. Известно, например, что сивучи и котики имеют многих общих гельминтов. Не исключено, что им могут быть свойственны также общие инфекционные грибковые заболевания. В этом аспекте пребывание сивучей среди котиков нельзя признать желательным.

Наконец, возможен и прямой антагонизм со стороны сивучей. По наблюдениям зоолога Э. А. Тихомирова, крупные сивучи поедают таких тюленей, как акиба. Подобные кровожадные сивучи могут нападать и на котиков, особенно детенышей.

Однако в некоторых случаях роль сивучей для котиков может быть оценена и как полезная. В частности, вытеснение сивучами котиков с участков старых лежбищ имеет и положительную сторону, вызывая их расселение. Известно, что подражательные условные рефлексы приобретают особое значение у стадных и колониальных видов. Не исключено, что лежбища сивучей могут играть роль внешнего раздражителя, привлекающего котиков и на совершенно новые места.

Не всегда сивучи способны помешать котикам занять место и на побережье. Так, летом 1962 г. мы наблюдали, что котики-секачи сравнительно быстро вытеснили около 600 неполовозрелых сивучей с одного из участков Юго-восточного лежбища котиков после того, как сюда стали приходить матки. Однако в 1969 г. несколько крупных сивучей-секачей, занявших территорию на краю этого котикового лежбища, не только не подпускали близко котиковых гаремных самцов, но нападали и даже кусали их. В течение 12 дней ни один котиковый гарем не был образован в этом месте.

Приведенные материалы показывают, что требуются углубленные исследования взаимоотношений этих животных и нельзя спешить с выводами, зачисляя сивуча лишь в антагонисты котика.

В какой мере серьезна конкурентная роль дельфинов, китов, океанических птиц в тех районах, где кормятся котики? Нам думается, что она имеет некоторое значение в летний период на тех кормовых площадях, где запасаются пищей матки котиков. При наблюдении возле Командорских островов автором было установлено, например, что такие китообразные, как кювьеров клюворыл (Ziphius cavirostris), северный плавун (Berardius bairdii) и косатки (Orcinus огса), очень сильно распугивают рыбу.

Среди всех перечисленных групп животных, обитающих рядом с котиками в море, лишь косатка представляет опасность как враг. Прочих китов котики совершенно не боятся и не реагируют на их близкое появление.