Современный промысел и воспроизводство запасов морских котиков

Ко времени подписания первой Конвенции об охране котиков в 1911 г. во всех стадах насчитывалось около 150 тыс. особей. Согласно условиям Конвенции, на командорских и прибыловских лежбищах котиков объявлялся пятилетний запуск и была запрещена морская охота. Разрешалось добывать лишь ограниченное число котиков для аборигенов — индейцев, айнов, алеутов и эскимосов (без применения огнестрельного оружия).

Это соглашение спасло котиковые лежбища от окончательного разгрома, помогло им окрепнуть и заметно вырасти. Например, все стадо котиков о-вов Прибылова за годы запуска выросло почти вдвое, заметно увеличилась численность и командорских котиков. Они начали образовывать новые лежбища. В частности, вскоре после запуска на о-ве Медном возникло новое Юго-восточное лежбище.

Соглашение об охране котиков действовало по 23 октября 1941 г., когда Япония вышла из этой конвенции. Как пишет С. Г. Федоров (1964), в период с 1942 по 1954 г. Япония вела морской промысел котиков в районе зимовок и на путях миграции, по этой причине командорское стадо котиков росло очень медленно, временами даже рост останавливался. США и Канада в 1942 г. заключили между собой новое временное соглашение по продолжению охраны котиков прибыловского стада, основанное на принципах Конвенции 1911 г. Обязательства Канады не проводить морской промысел компенсировались отчислением 20% стоимости шкурок котиков, забитых на о-вах Прибылова.

С 1951 г. начались предварительные переговоры о выработке мер по охране и увеличению запасов котиков, которые привели в феврале 1957 г. к заключению на 6 лет Временной конвенции. Ее участниками являлись СССР, США, Канада и Япония. Основная цель новой конвенции состояла в том, чтобы добиться максимальной продуктивности ресурсов котиковых стад северной части Тихого океана. Как и в конвенции 1911 г., устанавливался запрет морского промысла, но в отличие от конвенции соглашение 1957 г. предусматривало проведение комплексных исследовательских работ по изучению многих вопросов биологии котиков, особенно в морской период их жизни, и динамики численности их стад.

Поскольку только две страны в 1957 г. (СССР и США) владели территориями лежбищ, то в качестве компенсации Канаде и Японии эти государства согласились передавать каждой по 15% котиковых шкур, добытых при береговом промысле (годовые отчисления шкурок для каждой из двух стран, обладательниц лежбищ, составляли 30%).

Для соблюдения правил охраны котиков и главным образом контроля за морским боем зверя страны — участники конвенции 1957 г. предусмотрели все необходимые меры по эффективности соглашений. Например, во избежание браконьерского промысла и сбыта продукции этого промысла страны-участники соглашения запретили использование их портов, гаваней и других частей территории для целей, нарушающих запрет морского боя котиков. Каждая из стран выделяла специальные суда для охраны котиков в местах миграций и зимовок. В результате осуществления Конвенции 1957 г. возникла хорошая перспектива восстановления запасов котиков на Командорских островах и о-ве Тюленьем.

В октябре 1963 г. действие Временной конвенции по охране котиков было продлено еще на 6 лет. Международное сотрудничество послужило условием не только для быстрого роста имевшихся лежбищ, но и возникновения новых (таких, как курильские). Общая численность и объем промысла котиков на командорских лежбищах, находившихся в состоянии депрессии к моменту заключения конвенции, возросли почти в три раза и ежегодно увеличивались до конца 60-х годов.

В ходе многолетних научно-исследовательских работ страны, участвующие в конвенции, пришли в 1963 г. к выводу, что наилучшим методом добычи котиков признается убой на суше. Он дает возможность легко производить отбор по полу и возрасту и исключает потери. Морской промысел котиков запрещен, за исключением добычи животных в исследовательских целях.

В чем же состоит организация промысла котиков на берегу в настоящее время и какой путь проходят их ценнейшие шкурки, прежде чем попадут к потребителю?

Промысел морских котиков проходит летом, в июне-июле. Он сравнительно прост. Группу неполовозрелых самцов-холостяков охотники- промысловики отрезают от воды и гонят к месту забоя. Отгон промысловых котиков начинается рано утром, так как прохладная погода позволяет без труда их перегонять. Отрезанные от спасительного моря животные идут покорно. Только в пасмурную ветреную погоду в котиках пробуждается стремление прорвать цепь загонщиков и спастись в море. Оказавшемуся на пути таких животных человеку лучше всего броситься впереди них в воду и стоять в ней по пояс или по грудь, ожидая, пока лавина тел проплывет мимо. В воде котики не агрессивны и не пытаются нападать. На суше звери могут не только смять, но и сильно покусать.

Особенно опасны в такие моменты секачи.

По истечении одного-двух часов отрезанные от воды котики-холостяки партиями сгоняются в кучу возле забойной площадки. Для забоя отделяют небольшие группы в несколько десятков котиков, которых перегоняют на ровную забойную площадку. Как и в старину, котиков бьют по голове длинными палками с утолщением на конце, вызывая шоковое состояние. Если удар забойщика приходится в спину, то потом на месте удара образуется кровоподтек и волос впоследствии может ослабнуть. Задача забойщиков — следить за тем, чтобы под палку не попали самки (они иногда выходят на холостяковые лежбища) и двухлетки. Приметой самок служат тонкие клыки и белые усы.

Оглушенного котика добивают, закалывая ножом в сердце, а затем после промера и иногда взвешивания обдирают. Шкура с котика снимается быстро — от нескольких десятков секунд до 2 минут. Подкожное сало не отделяется, и шкурки котиков, охлажденные и отмытые в холодной морской воде, должны быть обезжирены. По окончании обезжиривания шкуры консервируют. На Командорских островах и о-ве Тюленьем шкурки пересыпают толстым слоем соли, а на о-вах Прибылоза погружают в густой соляной тузлук.

Перед тем как отправлять шкурки к месту обработки, их в целях предохранения от бактерий посыпают солью с нафталином или борной кислотой и упаковывают в бочки.

Побочной продукцией котикового промысла служит мясо и сало. На о-вах Прибылова из этих отходов производят мясокостную муку и жир. На Командорских островах и о-ве Тюленьем мясо и кровь собирают для корма содержащихся на зверофермах голубых песцов и норок.

За последние годы советские исследователи начали работать над совершенствованием процесса убоя. Г. А. Нестеров (1966) успешно применил, а в 1969 г. внедрил в практику для обездвижения котиков наркотический препарат дитилин. Еще раньше, в 1960 г., автором книги был поставлен опыт оглушения котиков электрическим током, который уже тогда показал, что есть возможность перейти к более гуманным способам убоя животных.

Что служит сигналом к окончанию промысла котиков? На Командорских островах и о-ве Тюленьем объем добычи холостяков рассчитывается заранее и по выполнении плана забой прекращается. Однако случаются годы, когда холостяки подходят к лежбищам с сильным запозданием. В этом случае промысел продолжается до 1 августа, после чего прекращается. Причина тому — начало интенсивной линьки и сильное снижение качества котиковых шкур.

На о-вах Прибылова время окончания промысла определяется по нескольким показателям (количеству самок, находящихся в отгоняемых партиях, сокращению запасов холостяков и началу линьки). Обычно и здесь к 27 июля — 1 августа промысел котика заканчивается.

Японские исследователи ведут научный промысел котиков в районе зимовок у своих берегов. Для охоты, по данным С. В. Дорофеева (1964), используют небольшие суда длиной 20 м и скоростью хода в 7-8 узлов. Эти суда исключительно маневренны и пригодны для охоты за котиками без применения шлюпок. На носу у таких судов устроена площадка, выдающаяся впереди и нависающая над морем. С этой площадки охотники из дробовых ружей двенадцатого калибра стреляют котиков дробью № 0 или № 00. К спящим котикам судно подходит по инерции, с остановленными двигателями. Убитого зверя достают прямо с площадки сачком или кошкой на шесте.

В Советском Союзе опытные партии котиков добывают с моторных ботов, которые базируются на зверобойных шхунах водоизмещением 800 т.

Поиски котиков ведутся со шхуны из наблюдательной бочки. При обнаружении котиков боты спускают на воду, и они расходятся на расстояние видимости. Стреляют зверей из дробового ружья картечью с носовой части бота с расстояния в 20-30 м. Боты с добычей по возвращении с охоты вытаскивают на борт шхуны. Биологическую обработку котиков ведут согласно установленным конвенцией правилам США и Канада, как отмечает С. В. Дорофеев, для научной охоты на котиков в море используют рыболовные сейнеры.

Основным результатом наземного и морского забоя котиков служат шкурки. Их путь после отправки с места промысла достаточно долог и сложен: основные места обработки находятся на мехообрабатывающих фабриках в Сент-Луисе (США), Лондоне (Англия) и Ленинграде (СССР).

Прежде чем будут получены превосходные изделия из котикового меха, высококвалифицированным мастерам требуется проделать свыше ста различных операций. Наиболее важным процессом в обработке котикового меха является удаление грубой ости. По данным А. А. Каплина (1965), ость выщипывают вручную, за день рабочий обрабатывает 8-10 котиковых шкур. Далее мездрение шкур ведется машинами.

Котиковые шкуры долгое время окрашивали только в черный цвет. Но уже перед второй мировой войной фабрика фирмы «Фоукфер К°» стала выпускать также шкурки котика коричневого, светло-коричневого и золотистого цветов, а с 1957 г. — темно-стального. Однако наивысшую цену на аукционах США получают шкурки котиков черной окраски.

Спрос на котиковые шкуры весьма велик и год от году возрастает. С 1940 по 1962 г. средняя цена за черную шкурку котика на аукционах США выросла в 5 раз и составила в 1962 г. более 117 долларов.

Промысел морского котика базируется в основном на забое 3-4-летних самцов-холостяков, шкурки которых обладают наивысшей ценностью. При этом исходят из того, что котики — полигамы и самцов можно забивать, не снижая коэффициентов роста всего стада. В условиях современного котикового хозяйства из каждого поколения в промысел попадает 15-20% самцов, примерно столько же остается на воспроизводство, остальные погибают в первые годы жизни. Для исчисления запасов котиков и динамики всего стада проводят учеты и мечение.

До второй половины прошлого века никаких сведений о численности котиковых стад не существовало. О росте и падении запасов можно было судить только по промыслу. Первые учеты общих запасов котиков сделаны в 70-80-е годы XIX в. Н. Волошинов (1889) сообщал о 5 млн. котиков о-вов Прибылова, 2 млн. котиков Командорских островов и 10 тыс. — о-ва Тюлений. Он же впервые предложил использовать для учета котиков фотографирование. Американцы стали применять фотографию для характеристики общих изменений котикового стада.

Американская комиссия по обследованию котиков на о-вах Прибылова в 1896 г. впервые применила метод подсчета секачей и черных котиков в гаремах и в 1897 г. дала обзор качественного состава стада.

С 1912 г. на о-вах Прибылова, а на Командорах — в 20-е годы ежегодно стали проводить полный подсчет черных котиков методом отгона. Подсчет проводили в начале августа, когда почти весь молодняк окрепнет, а гаремы начнут распадаться. При хорошей организации подсчета прогоном гибель черных котиков бывает незначительной.

В настоящее время на всех котиковых лежбищах ведется визуальный учет секачей. Для этого на лежбищах устраиваются эстакады и вышки. Учетные отгоны молодняка проводятся на лежбищах, принадлежащих Советскому Союзу. На о-вах Прибылова (США) из-за громадного количества приплода (около 400 тыс. особей) поголовных подсчетов молодняка не проводят. Фотографирование как метод учета котиков сейчас не применяется, хотя и используется для изучения динамики лежбищ.

Согласно условиям Конвенции 1957 г., на всех котиковых лежбищах, ежегодно метятся десятки тысяч молодых котиков, в том числе на о-вах Прибылова около 50 тыс., а на Командорах и о-ве Тюленьем одна четвертая часть приплода. Начало мечения котиков относится к концу прошлого века. В 1896 г. на о-вах Прибылова пометили выжиганием железом тавра 377 щенков, а на следующий год уже 7251. Таким же способом метились до 1928 г. и командорские котики. С 1928 г. на Командорах применяли метод мечения серебряными кольцами, продетыми в ухо.

Современная метка со специальным замком и обозначениями изготавливается из металла, не поддающегося действию морской воды. Обычно метят подросших детенышей в конце августа — сентябре. Метка укрепляется при помощи специальных щипцов к одному из передних ластов, так что пробивает его насквозь на границе волосяного покрова и голой кожи в 0,5-1 см от края. Мечение — почти безболезненная операция; уже через несколько дней ранка затягивается и не беспокоит зверя. Как показали исследования, метки сохраняются на взрослых котиках до конца их жизни и лишь у отдельных особей несколько стираются цифры. Массовое мечение котиков, проводившееся с 1958 г., позволило, как уже отмечалось выше, получить ценные сведения по динамике каждого стада, его перемещениях в период миграций, зимовок и смешиваемости разных стад.

Совместные усилия стран — участниц конвенции 1957 г. по охране и изучению котика показали, что даже за такой относительно короткий срок возможно добиться увеличения запасов котиков.