Степень воздействия на морских котиков паразитов

Степень воздействия на морских котиков паразитов и различных, заболеваний изучена еще недостаточно. Сейчас известно 18 видов гельминтов северных морских котиков, из них 17 видов отмечено для котиков Командорских островов. Места локализации этих паразитов самые различные, главным образом пищеварительный тракт, паренхиматозные органы, легкие и кровь. По мнению Делямуре (1961), для командорских котиков наиболее опасны мелкие нематоды из семейства филярий, паразитирующие в крови. Их личинками заражено почти 53% командорских котиков. Очень сильно бывают поражены нематодами и цестодами кишечник и желудок животных. В результате внедрения сотен аскарид в стенки желудка наблюдается его прободение. 9,3% забитых котиков-холостяков 3-4 -летнего возраста, обследованных автором, имели желудки, с прободениями или сильными изъязвлениями в результате пораженности аскаридами.

А. К. Цимбалюк и Е. М. Цимбалюк (1967), выявляя общие гельминтозы котика и других животных Командор, установили, что 8 гельминтов котика паразитируют у других видов животных.

По данным Т. И. Чупахиной (1971), гельминтофауна котиков о-ва Тюленьего менее разнообразна, чем у командорских котиков, и представлена лишь 8 видами. При этом она отмечает, что у котиков могут одновременно паразитировать представители трех классов. Относительная видовая бедность гельминтов котика о-ва Тюленьего, несомненно, обусловлена простотой биоценозов этого лежбища и слабым обменом с представителями других лежбищ.

Наиболее опасным гельминтом для котиков следует считать унцинарию (Uncinaria lucazi), которая за летний период губит значительную часть молодняка. Унцинариоз отмечен как опасная глинистая инвазия лишь для котиков о-вов Прибылова. На других лежбищах и прежде всего на Командорских островах этот гельминт среди котиков долгое время не был найден.

В 1971 г. Н. М. Старостин (1972), обследуя павших полуторамесячных щенков котика на Северо-западном лежбище Командорских островов, обнаружил указанного гельминта. Как показали его наблюдения, наивысшая смертность щенков отмечалась здесь с 15-20 июля по 20 августа. Общий падеж молодняка на Северо-западном лежбище возрос за последние 5 лет с 1,4 до 23,9%. По нашим наблюдениям, сильный падеж щенков котика происходил и в 1972 г. на, казалось бы, идеальных для их обитания местах этого лежбища.

Среди других паразитов морских котиков Делямуре (1960) отмечает очень мелких гамазовых клещей (Halarachnidae sp.), поражающих дыхательные пути почти всех котиков. К. П. Андреенко и Г. А. Сысоева (1959) обнаружили у котиков два вида кровососущих вшей (Antorctophthirus collorhini и Proechinophtirius fluctus). Кроме того, известны у морских котиков и паразитические ракообразные.

Из инфекционных заболеваний, в целом почти не изученных, у котиков командорского и прибыловского стада обнаружен паратиф, вызываемый Salmonella enteritidis gartneri.

Разносчиками этой инфекции могут являться голубые песцы, птицы и мухи. Считается, что паратифозная инфекция поражает в основном молодняк.

Исследование Л. М. Беньковским и Т. И. Головиной (1971) свежих трупов молодых котиков, выброшенных на охотоморское побережье Сахалина близ пос. Стародубска и Взморье, показало, что у них обнаружено заболевание синегнойной палочкой (Brefringes pyocyanem) и эризипелоидом (Erysipelothrix rhusiopathriae var. marisepticum).

Многие авторы наблюдали среди котиков животных с плешинами и лишаями (Гребницкий, 1882; Суворов, 1912; Бойцов, 1934). Подобные поражения отмечаются примерно у 1 % забитых холостяков. У котиков в местах поражения наблюдается сплошное выпадение остевого волоса. При развитии процесса на коже образуются корочки и струпы. В местах струпов пуховой волос укорочен, обломан и отделяется вместе с корочками струпа. В дальнейшем волос совершенно выпадает и образуется довольно массивный сплошной струп. Нам приходилось встречать струпы размером 19X14 см. Сходное заболевание кожи встречается и у сивуча, причем им поражено до 50% этих зверей. Найденные в очаге поражения грибки были весьма сходны по морфологическим признакам с грибком, вызывающим стригущий лишай.

Причиной отхода части стада среди котиков (и в первую очередь молодых животных) в период размножения могут служить особенности поведения производителей. Мы приводили материал по этому вопросу ранее. Напомним только, что обычно эти причины не играют главенствующей роли. Очень мал отход самок. Небольшая часть (обычно несколько десятков) маток гибнет на берегу, но причины их смерти могут быть самые различные.

Часть щенков котика, особенно в первые дни после рождения, несомненно гибнет в сутолоке лежбища, прежде чем они сумеют выбраться на «детские площадки». Но согласиться с С. В. Дорофеевым (1961), что более половины погибших детенышей котика пали из-за травм, полученных от секачей, нет оснований. При осмотре трупов погибших щенков котика часто посмертное травмирование причисляется к прижизненному.

По крайней мере, автор ни разу не наблюдал, чтобы секач задавил нормально развитого детеныша.

Американские исследователи считают одной из причин гибели молодняка прибыловского котика на первом году жизни недокармливание его матками, которые слишком долго плавают за кормом и запасают молока меньше обычной нормы. Вследствие этого щенки начинают развитие с меньшим запасом жира, что в свою очередь отражается на общем состоянии популяции. По мнению Шеффера, средний вес прибыловских котиков год от года уменьшается.

Влияние деятельности человека. Наиболее сильно проявляется воздействие человека на популяцию котиков через береговой и морской промысел. В прошлом, до заключения международных соглашений, в море погибало громадное число беременных самок. В тех случаях, когда морская охота на маток велась близ лежбищ, большой процент щенков погибал от голода. Современный уровень промыслового изъятия котиков не превышает 5% стада на начало размножения. Главную часть забиваемых животных составляют самцы-холостяки 3-4 лет. Береговой промысел котиков имеет неблагоприятные последствия. Прежде всего проводимые недалеко от маточного лежбища отгоны холостяков все же тревожат гаремы, вызывая частичный уход маток и усиление драк между секачами. Кроме того, в отгон и забой попадают матки (около 1-3%), и их щенки впоследствии гибнут от голода. Почти в каждом отгоне бывают также черные котики, которые при перегонах нередко погибают. Из партии, отогнанной к месту убоя, отпускается 30-35% непромысловых котиков (двухлеток, маток, полусекачей и секачей).

Очень часто среди них оказываются травмированные или перегревшиеся звери, которые большей частью гибнут. Несколько десятков черных котиков и маток погибает во время поголовных учетов, проводимых на неудобных для их проведения лежбищах.

Несмотря на то, что котики относительно малопугливы и не бросают лежбищ при посторонних запахах, шуме, частых появлениях людей, эти действия нельзя не принимать во внимание. Например, сильное загрязнение побережий в местах обитания котиков нефтепродуктами их отпугивает и может послужить причиной повышенной гибели, особенно молодняка.

Губительны для котиков во время размножения оказываются бревна из разбитых плотов. Огромные многотонные бревна, кидаемые штормом на берег, наносят смертельные травмы не только молодняку, но и маткам и секачам. В этих случаях размер гибели секачей может возрастать против обычного в 5-10 раз, а на лежбище замечается немало тяжело раненных животных. Подобная массовая гибель взрослых котиков наблюдалась на о-ве Беринга в 1958 г.

Неизвестны размеры смертности котиков, попадающих в орудия лова рыбы: в ставные и дрифтерные сети, в тралы, но такие случаи в последние годы стали отмечаться все чаще.

Вообще, следует заметить, что обжитость человеком побережий островов служит несомненным препятствием к возникновению новых лежбищ. Мы отмечали выше, что на возникающих лежбищах котики ведут себя крайне осторожно и легко могут быть спугнуты с этих участков.

Данные о смертности отдельных частей и всего стада котиков в общем далеко не точны. Если гибель котиков в период пребывания на берегу еще можно как-то определить и выразить в конкретных цифрах, то о гибели в море на кормежке, миграциях и зимовке в сущности ничего не известно. Метод кольцевания щенков и учет последующего возврата колец котиков-холостяков также не может служить критерием оценки, так как .метится только часть приплода.

Определение размера смертности молодняка за период пребывания на лежбище производится после поголовного учета живых и павших детенышей. При этом не принимаются во внимание павшие щенки, смытые в море. В итоге процент может быть сильно преуменьшен, особенно на лежбищах, где значительная часть гаремов доступна волнам.

По данным Л. В. Бойцова (1934) и Шеффера (1955), до ухода в море гибнет 10-20% молодняка, а за весь первый год жизни — 40-50%. Бакер (1957) и Нигол (Niggol, 1960) пишут, что в прибыловском стаде котиков к трем годам выживает одна четвертая часть.

На Командорских островах и о-ве Тюленьем гибель приплода за лето составляет 10-16%, а к трехлетнему возрасту доживает около 35% котиков (Дорофеев, 1964). А. Н. Белкин (1965) писал, что на о-вах Ловушки погибает за лето больше 18% щенков.

Как отмечают американские исследователи, прибыловское стадо сейчас стабилизировалось и прироста не наблюдается. Наоборот, командорское и сахалинское (о-в Тюлений) еще несколько лет назад интенсивно росло, увеличиваясь ежегодно только по группе молодняка и маток на 17% и более. Вполне естественно, что разные лежбища отличаются этими показателями. Например, по данным Мужчинкина (19646), на лежбище Урильем гибель молодняка составляла всего 1%, тогда как на Юго-восточном — около 10%. Отсюда и темпы прироста на отдельных лежбищах могут различаться очень сильно. Это свидетельствует о том, что, как писал Бакер (1957), на меньших лежбищах котика обычно существуют более благоприятные условия для воспроизводства запасов, чем на крупных.